Интервью с главным врачом клиники профессора Алехина - Светланой Павловной Алехиной

Интервью с главным врачом клиники профессора Алехина - Светланой Павловной Алехиной

В конце лета Первая венозная клиника Челябинска превратилась в клинику профессора Алехина. Ребрендинг оказался не только внешним: в учреждении, специализирующемся на флебологии и проблемах с сосудами, открылось отделение косметологии. О причинах, побудивших к развитию, красоте с точки зрения медицины и стремлении к естественному разнообразию, Uno поговорил с потомственным врачом, руководителем клиники Светланой Павловной Алехиной.
Мне
не больно!
Мы пришли к осознанию важности союза флебологии и косметологии самостоятельно, но на конгрессе в Риге узнали, что местные специалисты уже давно развивают это направление.
- Светлана Павловна, как произошло, что известная венозная клиника вдруг открыла косметологическое на- правление?

- Сама жизнь подтолкнула к нему. К тому же венозная хирургия все больше становится эстетической. Сейчас людям, особенно тем, кто обращается в частные медицинские центры, мало получать только неотложную помощь. Они торопятся вернуться к социальной жизни. Поэтому флебология отныне не может иметь на вооружении лишь скальпель. Мы должны использовать современную многофункцио- нальную аппаратуру, которая позволит получить более быстрый результат и может применяться как в флебологии, так и в косметологии. Спрос диктует развитие.
- Как долго вы изучали тему, прежде чем направление открылось?

- Все происходило постепенно. Мы ездили в Москву, участвовали в конференциях, выставках, смотрели аппаратуру, прикидывали, насколько она совместима с нашей основной работой. Потом получали разрешения. Докторам эта тема ока- залась интересна. Сегодня косметология уходит от чисто косметического подхода в медицину. Косметолог – это врач, име- ющий право заниматься лечением. Он не просто убирает внешний дефект, прыщик, покраснение, а понимает его природу. Что это: сосудистое образование или разрас- тание ткани, которое стоит убрать с помо- щью физического метода или которое тро- гать не надо вовсе, кожа сама справится.
- Иногда, глядя на женщин, думаешь, что их косметологи не понимают, что делают.

- Мне попались на глаза две фото- графии Одри Хепберн. На одной актриса в том виде, к которому мы привыкли: эталон красоты, стиля, хрупкой женственности. На второй – то, что стало бы с ней, обратись она к современным косметологам и пластическим хирургам. В моем понимании, все происходящее сейчас совершенно неправильно. Такого не должно быть. Когда мы собрались заниматься эстетической медициной, то обсудили: нельзя придавать женщинам инкубаторский вид. Мы собрали единомышленников, которые не хотят делать женщин одинаковыми, а помогут им вернуться в лучшее состояние, в

котором они когда-то были. Устранят подвисание, потерю контура лица, опущение, свойственное лицам славянского типа.

- Насколько реально это сделать?

- Наверное, до конца остановить процессы старения невозможно. Задача со- временной косметологии – замедлить их, не дать развиться безвозвратно. Мы стали говорить, что в 55 лет уже поздно браться за красоту. Надо раньше, и постоянно стимулировать собственные силы организма, чтобы они обновляли кожу.
- А когда вовремя?

- Есть, конечно, экстремалы, которые говорят, что в 25 ты уже должен ходить ккосметологу. Но врачи с головой по- нимают: их пациент другого возраста. Вообще я не сторонница делать безос- новательные заявления. Мы примыкаем к европейской медицине, которая, в отличие от азиатской, стремится к доказа- тельности. Азиатская индустрия красоты развивается интенсивно и агрессивно. Использует все, что можно, но никакой доказательности у них нет. Это касается технологий и препаратов, которые не проходят в России регистрацию, не имеют сертификатов соответствия, но ис- пользуются в некоторых косметологиче- ских кабинетах.

Раньше, когда вы приходили к косметологу, вас называли клиентом, как в парикмахерской. У нас все – пациенты, и доктор спрашивает:
«На что вы жалуетесь?»



- Эта бездоказательная медицина эффективна?

- Никто не знает. Исследования, под- тверждающие положительный или отрицательный результат, не проводились. Мы с осторожностью относимся к бездоказательной азиатской косметологии, и если соберемся адаптировать что-то для нашей клиники, то сделаем это, не нарушая принципов доказательной медицины. Даже аппаратуру мы выбирали, опираясь на научные статьи. В них описано, как менялся внешний вид испытуемых через два, три, четыре года с начала использования препаратов.


Следует понимать, что к косметологии нельзя прибегнуть раз в пять лет. Становясь пациентом косметолога, осознайте: это навсегда, если хотите выглядеть молодым как можно дольше. И сегодня люди начинают отдавать этому отчет. В нулевых было сложно представить российского мужчину в кресле косметолога, а в последнее время замечаю, что многие известные в стране персоны получили «новые» лица. Они ста- раются остановить время и сохранить себя в лучшем виде. Поэтому, открывая косметологию, мы рассчитывали и на мужчин тоже. У них появилась иная мотивация, чем когда их за руку приводила спутница: «Идем, ты должен мне соответствовать».

- В Челябинске, наверное, с этим сложнее, чем в Москве?

- Да. У нас мужчины идут в спортзал, в спа-центры, где стараются привести в порядок тело, но мало кто понимает, что и лицо должно ему соответствовать. Может быть, морщины, небритость считаются брутальными, я не знаю, но нельзя уповать только на природу, на то, что она с рождения тебя наградила прекрасной кожей и четким овалом лица. Время никого не щадит, и если ты хочешь сохраниться, а не спрятаться в скорлупке у себя дома, ты должен обращаться к услугам косметолога. И я говорю именно о врачебной косметологии. Нужен врач, которого вы будете периодически посещать, который

разработает программу, сможет объяснить, что с вами происходит и что сделать, чтобы как можно дольше процесс не прогрессировал. Возрастные изменения – не болезнь, но наши доктора ведут амбулаторные карты приема пациента и обязаны писать диагноз.

- Перечисляют количество мор- щин?)

- Ну, примерно. В карте есть изобра- жение лица, и врач рисует на нем существующие морщинки, которые необходимо устранить. На следующем приеме он отмечает изменения: здесь уменьшился залом, тут убрали пигментное пятно, на столько уменьшились мешки под глазами, а этой грыже мы не дали развиться. Раньше, когда вы
приходили к косметологу, вас на- зывали клиентом, как в парикмахерской. У нас все – пациенты, и доктор спрашивает: «На что вы жалуетесь?» По сути дела вы же жалуетесь на лишнюю морщинку. Мы собираем анамнез, чем человек болел или болеет, есть ли у него хронические заболевания. Некоторые из них способствуют бо- лее быстрому развитию морщин или ухудшают цвет лица. Первое время женщины удивлялись: «А что за диагноз? Разве я чем-то болею?» Но так мы соблюдаем требования Росздравнадзора: пишем диагноз, соответствующий международной классификации болезней.

- Вы используете неинвазивные методы лечения
?
- Большинство наших методов неин- вазивные. Мы применяем инъекционные методики – филлеры, ботулотоксин, мезотерапию, – но только как помощников. Они могут стать этапом программы, которую косметолог разработает для па- циента. Например, используем филлеры, чтобы заполнить пустоту, или ботулотоксин, если с морщинами на лбу иначе не справиться, но стараемся сохранить живость лица и мимики.
К разговору о неинвазивных методах: у нас есть методика, которая нигде в Челябинске не используется. Это безынъекционное введение липосомальных коктейлей с помощью высокоскоростного потока кислорода. Препарат из Швейцарии, там он считается лекарственным.

Берем пистолетик – пшик, как будто что-то на кожу брызнули – и все. На самом деле под высоким давлением кислород с взвесью лекарственного препарата проникает через эпидермальный слой в дерму. Обычно без уколов сложно до- биться столь глубокого проникновения препарата – на 3,5 миллиметра. Не говоря уже о кремах и масках.

- Ваши специалисты помогают по- добрать уходовую косметику? И если да, это исключительно марки, пред- ставленные в вашей клинике?

- Помогают, ведь без косметики эф- фект продержится меньше, чем мог бы. Мы постарались выбрать для клиники препараты, руководствуясь соотношением их качества и цены.
Многое здесь же и используем: чистим кожу перед процедурами, делаем успокаивающие маски после. Но косметологический ряд сейчас очень широк, скупить все дей- ственные средства невозможно, так что советуем и тот уход, что у нас есть, и тот, которого нет.

- Основной массе людей для того, чтобы выглядеть лучше, нужен не столько косметолог, сколько правиль- ный образ жизни: лучшая экология, нормальный сон, правильное пита- ние, посещение врачей. При этом мы ничего не хотим делать. Например, продолжаем пить вино в больших ко- личествах, а потом просим космето- лога убрать отечность. Что вы делаете в таких случаях?
- Мы в любом случае принимаем всех, можем порекомендовать, куда обратиться. Я уже говорила, что у наших специалистов медицинское образование в отличие от большинства «косметиков» на рынке. Чем в данном случае поможет врач? У него глобальное мышление, он видит не только косметические проблемы, но человека в целом. На- пример, приходит пациент, говорит: «У меня отеки под глазами». У проблемы могут быть разные причины – строение подкожной клетчатки, выход параорбитальных вен... Но иногда это признак се- рьезных заболеваний – почечной или сердечной недостаточности. Заметить признаки, разобраться и отправить к нужному специалисту может только врач.

- Но что, если вы увидели, посо- ветовали, а человек все равно не по- шел к врачу? Будете бороться со следствием? Ведь косметолог по сути это и делает, верно?

- Мы больше работаем с программи- руемым старением, чем с последствиями неумеренности. Наша задача – задержать время, приукрасить последствия его воздействия. И чем раньше вы нач- нете следить за лицом, тем проще, безболезненнее и дольше мы сможем обеспечивать желанный эффект.
Большинство российских женщин любят сказки. Пришла к косметологу, скинула лягушачью шкурку и стала царевной.
Или нырнула в котел, вынырнула – сбросила 30 лет. И вся наша отрасль должна это учитывать, давать чудо. Когда к нам приходят за помощью, говорят: «Я знаю о своих болезнях, но, пожалуйста, помогите мне стать красивее и выглядеть моложе. Хочу при своей почечной не- достаточности все равно быть привлекательной женщиной». Мы должны делать все возможное, чтобы помочь ей с нашей, эстетической стороны.

- Сколько у вас специалистов?

- Три косметолога у нас работают на постоянной основе, плюс еще один специалист живет не в Челябинске, но регулярно приезжает и ведет
здесь прием – она заинтересована в использовании нашего высокотехнологичного оборудо- вания. Для простого косметолога приобрести такое почти невозможно. Оно очень дорогое, современное и не должно простаивать.

Когда мы формировали штат, то долго беседовали, выясняли интересы кандидатов. Подбирали специалистов, стремящихся узнавать новое в своей области, потому что наше оборудование требует не только обучения, но и понимания фи- зических процессов. Изготовители говорят: «Наши аппараты уникальны – ими невозможно навредить. Даже обезьянка может нажимать на кнопки». Это правда. Но только

понимая всю физику и физио- логию, можно добиться от этого обору- дования максимальной отдачи.

- У вас есть еще флебологи кроме профессора Дмитрия Ивановича Алехина?

- Да, я больше занимаюсь консуль- тированием докторов, чем приемом. Мы пришли к осознанию важности союза флебологии и косметологии самостоятельно, но на конгрессе в Риге узнали, что местные специалисты уже давно развивают это направление. К флебологам часто приходят с эстетическими проблемами, снижающими качество жизни.


"Становясь пациентом косметолога, осознайте: это навсегда, если хотите выглядеть молодым как можно дольше."
Женщины просят убрать варикозные узлы, сеточки. При этом считается, что избавиться от мелких сосудов, выделяющихся на коже, почти невозможно, очень больно и дорого. Однако мы используем современную, высокоэффективную и доступную технологию. Если раньше приходилось работать только с инъекционными методиками, то сейчас мы можем, не повреждая кожу, убирать красные сосудистые звездочки и сеточки, в том числе на лице и крыльях носа. К нам при- ходят с варикозным расширением, отеками, зудом и тяжестью в ногах и просят: «Доктор, посмотрите, пожалуйста, еще сосуды на крыльях носа».

Казалось бы, небольшой купероз, но люди маскируют его тональным средством, комплексуют. У нас большой опыт, буквально за 15 ми- нут мы избавляем женщин от этой про- блемы, и они уходят вдвойне счастливые. Как Матроскин говорил: «Я и так счаст- ливый был, а теперь в два раза счастли- вей стану». Инъекционные методы в та- ких случаях применять опасно. Еще одна проблема, с которой мало кто работает, – параорбитальные вены, вызывающие отечность и синеву под глазами. Убираем их, и пациенты радуются: «Ой, как хо- рошо стало!». Причем первыми испытали на себе эту методику наши косметологи – сами захотели.
- А что это за аппарат?

- Это израильская компьютерная установка Harmony, имеющая множе- ство манипул, ответственных за разные процедуры. Она стимулирует процессы омоложения, воздействует на патологические кожные и внутрикожные очаги, убирает гиперпигментацию, веснушки и татуировки. Интеллектуальный аппарат с обратной связью. Также с его помощью можно корректировать форму живота, например, после беременности, убирать растяжки и келлоидные рубцы. Для мужчин этот аппарат – просто спасение.
Бывает, смотришь на человека – моложав, ухожен, хорошо одет, с качественным парфюмом.
Но уродующие звездочки на лице, вплоть до сизого носа, как у друга папы Карло. С этим сложно бороться, другие лазеры оставляют много следов, а наш более дружелюбен. Краткосрочная вспышка воздействует на гемоглобин в сосуде, и тот мгновенно закрывается. Недавно доктор приходила просто поговорить на другие темы, а ушла уже без звездочек на лице.

Вот такая машина. Этим же аппара- том можно производить безоперационную блефаропластику: за счет теплового воздействия уплотняется кожа и приподнимается веко. Или карбоновый пилинг: на лицо наносят специальный крем, со- держащий диоксид углерода,

который впитывает в себя сало, пот, ороговевшие клетки, микроорганизмы. Затем вспышкой лазера крем испаряют, остается ров- ная гладкая кожа, освобожденная от всего лишнего. Популярна процедура ClearLift, избавляющая от разных типов морщин: мимических, вокруг глаз, мор- щинок арлекина... Лазер разрушает старый коллаген, удерживающий складку, и стимулирует образование нового коллагена. При этом болевой эффект минимален, потому что программой аппарата предусмотрено мгновенное последующее охлаждение.

- Решением каких проблем занято косметологическое сообщество? Что сейчас наиболее актуально?
- Главная задача – остановить время. Косметологи, пишущие научные статьи, обучающие докторов, лечащие пациентов, в основном не хотят придавать женщинам одинаковый вид. Чтобы те были как близнецы: с пухлыми губами, непод- вижными лицами и широко открытыми глазами. Специалисты – за сохранение естественного разнообразия. Но при этом хотят затормозить для женщины течение времени, оставить ее внешне в том возрасте, который ей наиболее приятно видеть.

- А повернуть время вспять? При- ходит женщина пятидесяти лет и про- сит сделать «как в 45». Такое воз- можно?
- Вполне. Сделаем ей более четкий овал лица, приподнимем веки. Не просто отправим ее сегодня на корпоратив или свидание в улучшенном виде, но объясним, что так можно выглядеть постоянно, если регулярно приходить на сеансы. Это важно: если забросить посещение косметолога на несколько лет, а потом прийти с просьбой сделать, как прошлый раз, процедуры будут намного сложнее и затратнее.

- Как выбрать своего косметолога?

- Нужно пробовать и определяться, что для вас комфортнее. Так, например, у нас есть доктор, предпочитающая быстрое улучшение внешнего вида.

Работая на наших аппаратах, она предлагает более жесткие условия – усилить глубину проникновения, увеличить энергию, при этом, возможно, причинив боль. Находятся люди, которым подходит такая стратегия. Они предпочитают быстрый эффект и считают, если больно, значит, точно работает. И есть более мягкая доктор, у которой нет отбоя от пациентов. Они ходят к ней десятилетиями, кочуя из клиники в клинику, и сетуют сейчас: «Зачем ты нас столько лет мучила инъекционными методиками, если, оказывается, можно делать быстрее, результативнее и с более дли- тельным эффектом». Это про наш аппарат Ultraformer со SMAS-воздействием.
С помощью микро- и макросфокуси- рованных звуковых волн он подтяги- вает SMAS слой, на который крепятся мышцы лица и с которым раньше работали только пластические хирурги. А еще с помощью Ultraformer мы разбиваем жир в комочках Биша и жировых складках. Так реально на 9-12 месяцев придать лицу женщины более четкий овал. Можем обработать лицо полностью либо по отдельности лоб, параорбитальную зону, подбородок, шею и зону декольте. Эффект отличный и виден сразу. Мы всегда предлагаем жен- щинам сделать фотографии до и после, но даже в процессе, когда доктор уже сделал половину лица, можно посмотреть в зеркало и
убедиться, что все ме- няется на глазах. Еще Ultraformer показывает прекрасные результаты на ягодицах, бедрах, животе, внутренней поверхности рук. Эта методика позволяет стать значительно моложе.
Ultraformer – главное оружие в борьбе с гравитационным птозом. Он не только убирает жировые клетки, но и заставляет кожу вырабатывать собственный коллаген. Приходит женщина 40-45 лет с опущенными уголками рта, мы подбираем их, подтягиваем линию подбородка – и все, сразу лицо как у куколки. Этого не добиться другими ме- тодами. Сегодня пик всех медицинских разработок приходится на аппаратную косметологию.

В прочих областях про- рыв уже был, он только расширяется и закрепляется. А наша сфера переживает расцвет: это не пластическая хирургия с разрезами и долгим реабилитацион- ным периодом и не кремальные мето- дики, где масочку приложили и вроде бы стало получше. Аппаратная космето- логия дает заметный и сравнительно без- болезненный эффект – за ней настоящее и будущее. ///
Made on
Tilda